Пятница, 18 июня 2021

Поэт из Ружан Валерий Николаев: «Не надо лезть без спроса в мою душу…»

408

Жителя Ружан Валерия Ивановича Николаева знают многие. Но то, что он, человек одарённый и талантливый, пишет стихи, — известно не всем. Сегодня я расскажу о его творчестве.
Родился В.И.Николаев в 1946 году в Могилёве. В 1967-м окончил Могилёвское культпросветучилище (ныне училище искусств). После завершения учёбы был призван на службу в армию. После демобилизации окончил Белорусский театрально-художественный институт (ныне Академия искусств). До 1990 года он работал в области культуры, был режиссёром театрального отдела Дома художественной самодеятельности Гомельского облсовпрофа, ведущим и исполнителем телевизионных передач.


С 1990 года живёт в Ружанах. Написал сборники стихов «Свеча», «Избранное», «Покаяние». В Ружанах Николаев познакомился с замечательной женщиной Людмилой Алексеевной, которая после многих лет одиночества поэта стала его женой.

В это время он пишет:

Болит душа невидимою раной…
Но есть святое место на земле
С названьем милым и простым «Ружаны».
Живёт там Друг, который дорог мне.

Всё происходит в мире не случайно –
Услышан крик о помощи в ночи…
Есть в этом неразгаданная тайна,
И от неё потеряны ключи…

Ничем я эту тайну не нарушу,
Увы, неведом мне её секрет.
Душа узнала родственную душу
И радостно отозвалась в ответ.

Что ждёт нас впереди – пока неясно,
Но дружба согревает нам сердца.
Так хочется, хоть это и опасно,
Довериться друг другу до конца.

Болят души невидимые раны…
Но есть на свете место на земле
С названьем милым и простым «Ружаны».
Живёт там Друг. И он поможет мне.


Поэт счастлив, что жизнь вновь одарила его любовью к женщине, что им испытана радость быть любимым, несмотря на невзгоды:
Жизнь давит нас своим тяжёлым
прессом:

Ни голову поднять, ни распрямиться…
Живут одним мужчины интересом –
На Женщину любимую молиться…

И я не составляю исключенья –
Шагаю в ногу я с мужским отрядом.
Жизнь для меня тогда полна значенья,
Когда любимая со мною рядом.

Когда она, простив мои ошибки,
Меня привычно встретит у порога.
И от её доверчивой улыбки
Тепло мне, как за пазухой у Бога.

Хоть знаю я, что счастье скоротечно
И пыл любовный охлаждают годы –
Мечтаю жить с любимою я вечно,
Какие бы ни выпали невзгоды.


Книги Пушкина, Лермонтова, Есенина, Маяковского, Цветаевой, Высоцкого у Николаева всегда были под рукой. Многие главы из «Евгения Онегина», отдельные страницы «Героя нашего времени» он знает наизусть. Читает по памяти многих поэтов, чем всегда удивлял слушателей.
В его книге «Избранное» есть раздел «Великих вспоминая имена», в котором нетрудно заметить перекличку с поэтической классикой. В.Николаев воссоздаёт черты поэтов, которые ушли из жизни, но оставили свой след не только в литературе, но и в памяти, душе.
Он ценит огромную силу поэтического слова Маяковского:
Владимир Владимирович!

Вас читает планета,
А я – скромный служащий средних лет –
Заявляю, что подобного поэта
На нашей земле не было и нет!

Хотя считают любители панегириков,
Что Ваши творенья наводят грусть –
Но я, очарованный Вашей лирикой,
Твержу, как молитву, их наизусть.

Из Ваших стихов заключить нетрудно,
Как нелегко Вам тогда жилось –
Отбиваться от «критиков»
стыдно и нудно,
Но заниматься и этим пришлось.

На жизнь Вы смотрели небезразлично,
Учили любить её и других,
И в то же время мечтали о личном,
О необходимом счастье двоих…

Николаев близко к сердцу принял драматическую судьбу Золя. При этом замечает:

О, как тебя я сильно ненавижу!
Непобедимая, звериная толпа!
Ты одинакова в России и Париже –
Бессмысленна, жестока и глупа…

При чтении стихов, посвящённых Есенину, возникает радостное ощущение, будто в сердце льётся дивная есенинская песня. И, как во всех своих стихах, посвящённых великим поэтам, он оплакивает их безвременный уход:

Читаю строки я поэта,
Как он идёт на сеновал –
И кажется, я сам всё это
Однажды ночью написал.

Так узнаваемо похоже
(Хоть было много лет назад).
Душа волнуется до дрожи,
Когда смотрю я на закат…

И счастлив я, что неизбежно
Дана мне в жизни благодать:
Любить и трепетно, и нежно
До дней последних свою мать.

Спокойно прохожу я мимо
Кампании у кабака,
Хотя и гложет нестерпимо
Порою чёрная тоска…

Не осуждаю я поэта
И думаю о нём тепло.
Но не секрет, что зелье это
Укоротило жизнь его.

Стихов он не напишет боле –
Назад вернуться нету сил…
Осиротели лес, и поле,
И хата, что он так любил.

Много стихотворений В.Николаев посвятил А.С.Пушкину:

Он в предпоследний год жил через силу,
И по умершей матушке скорбя,
Он рядом с дорогой ему могилой
Заказывает место для себя.

Предчувствовал ли он свою кончину?
Она наступит ровно через год…
И как Отечество отплатит сыну
За преждевременный уход?

Он не хотел лежать в гробу в мундире
(В нём и при жизни тяжело дышать).
Но так уж повелось в подлунном мире
Покойных волю можно нарушать…

Он закликал друзей своих поверить
В то, что жена невинна и чиста…
Её мучений силу чем измерить?
Вся жизнь её в дальнейшем – маета.

Пройдут года. Гонителей не станет,
Власть узурпирует «рабочий класс»…
Но имя Пушкина в забвение не канет.
Он дорог сердцу каждого из нас!


Валерий Николаев любит редкие сильные впечатления, остроумие. Он постоянно открывает для себя новых писателей. Они дают пищу уму. Но он никогда не забывает о вечных талантах:

Таланты вечно были на Руси
Не признаны и гинули до срока…
Завещано ведь:
«Всяк свой крест неси»,
В своём Отечестве, мол, нет пророка.

Они тащили этот тяжкий крест
По улице рязанской ли, московской
Под злобное шипенье шавок с мест,
Цветаева, Есенин, Маяковский.

Спасибо, Господи, что среди общей
лжи,
Что стала нормой в нашей жизни
скотской,
Творили настоящие мужи:
Шукшин, Абрамов, Галич и Высоцкий…

Мы пред ушедшими теперь в долгу,
И долг не возвратить,
не рассчитаться…
Таланты новые вослед придут,
Их уберечь нам надо постараться.


Читая стихи В.Николаева, видишь, как он чувствует природу и всё, что в ней происходит. Мало сказать, что поэт любит природу, он умеет любить её вдохновенно, самозабвенно:

Не в силах много лет подряд
Вам высказать обиды,
Вдоль всей дороги встали в ряд
Деревья-инвалиды…

Из-под нахмуренных бровей,
Согнув стволы, как спины,
Глядят, лишившись рук-ветвей,
Деревья-сиротины.

О, сколько ждёт мучений их,
Пока залечат раны,
В отличие от молодых
Деревья-ветераны.

А нас, которые подчас
Бывают с ними грубы,
Спасали от жары не раз
Деревья-жизнелюбы.

Стоят деревья там и тут –
Чисты они, невинны…
Не надо трогать, пусть растут
Деревья-исполины.

Деревья вошли в пространство поэзии В.Николаева. Они слушают его признания, они на него глядят:

Деревья не скрывают наготу
(А всё произошло ведь этой ночью!).
Любовник-ветер листья на лету
Целует, комкает и разрывает
в клочья…

И птицам улетать настал черёд,
Растают скоро в синеве безбрежной…
Неумолимо осень настаёт –
Пора задумчивости, грусти нежной.

Ведь именно осеннею порой
Мы, глядя на мучения природы,
Не забавляемся уж детскою игрой,
А с сожалением подсчитываем годы…


В поэзии Николаев не только воспевает то, что достойно подражания, но и воюет с тем, что ему мешает:

Я не боец. Однако же не трушу
И защитить себя достойно б смог.
Вы беспардонно лезете мне в душу,
Не сняв при этом кирзовых сапог…

Вы, ухмыляясь, топчете злорадно
То, что всегда мне было дорогим…
Зачёркиваю вас, чтоб неповадно
Глумиться надо мной другим.

Как рыба, вынутая из воды на сушу,
Хватаю воздух онемевшим ртом…
Не надо лезть без спросу
в мою душу,
Чтоб после не раскаиваться в том.

Поэт В.Николаев заставляет задуматься над происходящим вокруг, вглядеться в причины нынешних бед и трагедий. Он возносит приоритет духа над материальным благополучием. Он желает способствовать духовному пробуждению людей.
Стихи Валерия Николаева, к сожалению, не знакомы широкому кругу читателей и известны только его истинным поклонникам. Но колыхнувшие душу строчки автора остаются в памяти. Хочется верить, что они обязательно найдут свою большую аудиторию.
Вера Терехова.
На снимке: Валерий Николаев со своей женой и музой Людмилой.
Фото из архива редакции.